МАГИЯ ЦИФР И БИЗНЕС-МОДЕЛИ — ЮРИЙ ВАЩЕНКО

в категории Юрий Ващенко

Цифры хороши, когда мы анализируем прошлое. И то не всегда. И чаще всего бесполезны, когда мы думаем о будущем. О будущем мы можем думать при помощи моделей. Бизнес-моделирование помогает нам проектировать будущее бизнеса. Бизнес-модель обычно состоит из совокупности элементов, между которыми есть связи и взаимодействия. Бизнес-модель А.Остервальдера, которой я пользуюсь, состоит из элементов, которые характеризуют отношения и взаимодействия с партнерами, ресурсами, клиентами, каналами сбыта. Настоящая бизнес-модель возникает еще до оцифровки реальности. В начале возникает концепция, которая основана на качественных данных. Качественные данные говорят о наличии либо отсутствии какого-либо признака (большой, черный, высокий), но не о степени его представленности (насколько высокий). И только после хорошей обработки качественных данных могут возникнуть количественные.

Мы начинаем жить (Или уже живем?) в цифровой реальности, поэтому слишком полагаемся на цифры. Точнее мы страстно хотим верить в то, что реально только то, что можно выразить в цифрах. Но это всего лишь вера. То есть некоторая убежденность, основанная на недоказуемых предпосылках. Предпосылки такие: если по какой-то теме есть цифры (много цифр и графиков), то эта тема глубоко изучена и хорошо управляется.

Но очень часто недобросовестные люди манипулируют умело нашим доверием к цифрам. Типичный пример: выходит на трибуну постсоветский лидер (какой-нибудь типичный Путин) и начинает сыпать цифрами (километры, тонны, койко-дни, миллионы долларов, киловатты). И по идее у электората должно сформироваться доверие к компетентности своего лидера, ощущение, что на него можно положиться. Особенно, если он не заглядывает в бумажку, а щелкает цифры по памяти. И мгновенно переключается на разные сферы: экономика, оборона, образование, здравоохранение. Ну, красавец! Только одна маленькая проблема. Дела в его постсоветской стране, как правило, идут не очень хорошо. Знание цифр не помогает. Производить впечатление он может, а реально управлять ситуацией у этого типичного лидера почему-то не очень получается.

Если мы возьмем обычную бизнес-организацию, то часто самый весомый и значительный человек – финансист. Потому что он разговаривает на языке цифр, не толкает отсебятины и интерпретаций. Максимально объективен. Но часто бывает так, что его цифры – это зеркало заднего вида. Они рассказывают об уже произошедшем, но ничего не говорят о будущем. Или о том, как сделать это будущее немножко более успешным. Это объективность и весомость задним числом. То есть помогает справиться только с частью управленческой задачи – понять, что произошло. Другая часть управления – определиться, что с этим делать. И здесь количественные данные нам не всегда помогут.

Есть такая мечта у финансово-ориентированных людей: перевести все в финансовые показатели, оцифровать реальность. С тем, чтобы решения были максимально объективными. Чтобы не было сомнений в принятии решений. Ну и конечно, чтобы груз ответственности не был таким тяжелым. На что потратить деньги? На новое оборудование или на обучение персонала? Отремонтировать торговый зал или вложиться в рекламу? Если бы все было заранее оцифровано, то мы смогли бы быстро посчитать возможный прирост прибыли и принять решение. Но у этой мечты есть продолжение. В таком случае нам не нужны будут менеджеры, которые умеют сравнивать несравниваемое (людей, здания, продажи, запасы) и принимать решения. У нас будет компьютер с программой, который примет решения сам, по заданному алгоритму.

Вот примерно об этом же говорит чешский экономист Томаш Седлачек в статье «Экономика искажает реальность, как психоз». Две выдержки: «Экономика искажает реальность так же, как психоз, при котором люди видят не всю реальность, а лишь некоторые части. В экономике мы видим то, что можно выразить в числах. Но в числах можно выразить лишь небольшую часть мира».

«Эта маниакальная часть экономики — хороший пример, когда в техническую науку входит мифология. Мои коллеги любили говорить: «Томаш, ты человек наивный, романтичный, не понимаешь, как устроен мир». Сначала я соглашался: да, я романтичный, наивный, хочу таким и остаться. Но однажды посмотрел на друзей и сказал: «Постойте, кто тут наивный и романтичный? Вы верите, что можно описать людей формулами! Это в каком-то смысле романтично и очень наивно».

Таким образом для того, чтобы видеть всю картинку и проектировать будущее, нам нужны прежде всего концептуальные модели. Надо в начале говорить о смыслах, а не о цифрах. Поэтому беру на себя смелость предлагать бизнес-моделирование по методу Александра Остервальдера. Его бизнес-модель не является цифровой, а является концептуальной. Она основана на качественных данных: взаимодействиях, оценках, отношениях, эмоциях. Надо начинать с того, чтобы продумать, как завоевать доверие и лояльность основных стейкхолдеров: клиентов, собственников, ключевых партнеров, сотрудников. В какой последовательности выстроить процессы, из чего будет состоять основная ценность бизнеса, из каких блоков будет сложена цепочка ценности, из каких основных статей будет складываться структура затрат, какие каналы коммуникации мы будем использовать. Мы должны будем создать свою уникальную модель, которая создает востребованные ценности, которых пока мало на рынке, использует ресурсы, которые пока в избытке и которую трудно будем скопировать. И только если мы качественно справимся с этой сложной задачей, только тогда будет иметь смысл говорить о цифрах, финансовых показателях, прибыли и прочих приятных вещах.



МАГИЯ ЦИФР И БИЗНЕС-МОДЕЛИ — ЮРИЙ ВАЩЕНКО обновлено: Апрель 5, 2017 автором: Юрий Ващенко
Рекомендуемые статьи

Оставить комментарий